библиотека для детей Ларец сказок

Сказки про шакала и льва

Великий совет зверейОднажды звери собрались на Великий совет и сообща постановили, что отныне не будут пожирать друг друга, а будут жить в мире и дружбе. Льва они избрали своим владыкой. Затем выработали законы и определили наказания тем, кто нарушит эти законы.
Лев устроил свою резиденцию в большом лесу, где жил в окружении ближайших своих придворных — Шакала, Кабана, Лисы, Зайчихи, Осла, Курицы и Коровы. У каждого из них были свои обязанности: Кабан служил Льву циновкой, Шакал — одеялом, Зайчиха — подушкой, Курица несла яйца, Лис носил воду, Осел — дрова, а Корова давала молоко.
Жили звери в мире и покое. И хищники и травоядные бок о бок паслись на зеленых лугах. Вечно продолжалось бы их благоденствие, если бы не Шакал, советник Льва. Он-то все и нарушил. Ему одному, коварному и злобивому, не пришлись по сердцу новые порядки. Воспоминание о былых временах, когда у него вдоволь было и свежее мясо, и теплая кровь, бередили ему душу. И только страх перед Львом и его острыми когтями удерживал Шакала до поры до времени. Но в конце концов он решился прибегнуть к хитрости и начал тайно подстрекать придворных к непослушанию. А что из этого вышло, вы узнаете дальше.
Мозг ЛисаШакал всегда считал себя самым хитрым среди приближенных Льва. Не уступал ему, пожалуй, один только Лис, двоюродный братец. Лис был самый осторожный из всех, и никому не удавалось обвести его вокруг пальца. Шакал втайне завидовал своему двоюродному брату и решил поквитаться с ним в первую очередь.
Однажды Лев слегка прихворнул, видать, простудился. Его накормили омлетом с чесноком, но от этой еды он не почувствовал никакого облегчения. Тогда владыка собрал своих придворных, чтобы спросить у них совета, как быстрее избавиться от недуга. Наперебой давали звери советы. Но Льва не удовлетворил ни один из этих советов.
— Нет лучшего средства от простуды, — сказал наконец Лис-хитрец, — чем кровь Шакала.
Лев метнул взгляд на Шакала, но тот даже ухом не повел.
— Это действительно так, о царь зверей, — сказал Шакал после некоторого размышления. — Но надо, чтобы моя кровь была смешана с мозгом Лиса.
Ударом лапы Лев размозжил Лису голову, а Шакал нанес себе маленькую ранку, из которой выступило несколько капель крови, и изготовил для царя зверей лекарство.
— А то, что осталось от Лиса, ты, Шакал, пойди и закопай в землю, — сказал Лев.
Шакал отнес останки Лиса к оврагу, мясо съел, а шкуру и кости закопал. Радостный, он думал: «Отныне и навсегда я свободен от закона Великого совета!»
Шакал и ЗайчихаНаступила весна. Земля покрылась зеленью и цветами, деревья оделись нежной листвой, и в каждой звериной семье народилось потомство.
Пришел однажды Шакал к Зайчихе из свиты Льва и повел такой разговор:
— У всех твоих соплеменниц уже есть зайчатки. Счастливые мамаши водят деток при лунном свете покувыркаться в траве, пощипать тимьян или сочные стебли дыни. Лишь ты одна остаешься здесь, чтобы служить подушкой царю зверей.
Зайчиха ничего не ответила Шакалу, только тяжко вздохнула. Его слова подействовали на нее, как яд. Несколько дней она размышляла, а потом набралась смелости и отправилась ко Льву.
— О царь зверей, отпусти меня на волю! — взмолилась зайчиха, дрожа от страха.
Лев сперва ласково уговаривал Зайчиху остаться, потом пригрозил, но напрасно. Зайчиха продолжала проситься на волю. Тогда потерявший терпение Лев убил ее одним ударом лапы.
— Пойди и закопай эту тварь! — приказал Лев Шакалу. Шакал отнес Зайчиху в тот же овраг, сожрал мясо, а шкуру закопал. «Скоро, скоро вернутся былые дни!» — радостно думал он.
Шакал и КурицаНекоторое время спустя Шакал отправился к Курице и приступил к ней с такими же разговорами, как и к бедной Зайчихе:
— Сестричка, отчего ты выбрала себе столь незавидную участь? Не успеешь снести яйцо, как Лев его тотчас съедает. Тем временем все твои соплеменницы насиживают яйца, а как только вылупляются цыплятки, ведут их резвиться на навозные кучи, в сады и огороды на окраины селений. Когда малыши устанут, они забираются матерям под крылья, чтобы погреться и отдохнуть. Затем они вырастают и становятся взрослыми хохлатками!
Курица ничего не ответила, только тяжело вздохнула. Шакал смутил ее дух! Спустя несколько дней она пошла ко Льву и сказала:
— О царь зверей, отпусти меня, я устала служить. Напрасно пытался Лев удержать ее, упрашивал, угрожал, но Курица была непреклонна. Тогда разъяренный Лев ударом лапы сразил ее наповал и позвал Шакала:
— Пойди закопай эту глупую птицу!
Шакал унес ее, разорвал на куски и съел. «Прекрасное время не за горами!» — думал он и радовался.
Шакал и ОселЗатем наступил черед Осла.
— Твои братья, Длинные Уши, ходят по широкому полю, где травы по брюхо, едят чертополох и лаванду, ревут и весело лягаются, и никто их за это не ругает! А ты маешься здесь с дровами! — говорил Шакал.
Понурился от таких речей Осел, грустно вздохнул. Ночью, перед самым рассветом, ему приснилось, будто он гуляет в широком поле с приятелями и они покусывают друг дружке крепкими зубами плечи. А как только Осел проснулся, подневольная жизнь показалась ему горькой как полынь. Он пошел ко Льву и сказал:
— Царь зверей, отпусти меня, я устал тебе служить! Лев попробовал образумить его, но то был напрасный труд, ведь упрямство Осла известно! Тогда Лев сразил его наповал ударом лапы и крикнул:
— Эй, Шакал, закопай этого болвана!
Шакал отволок мертвого Осла в овраг и потихоньку лакомился его мясом в течение нескольких дней. Когда он вернулся, Лев сердито спросил:
— Скажи-ка, Шакал, ты что, вздумал уморить меня жаждой?
А Шакал и впрямь перестал носить Льву свежую воду.
— О царь зверей, — оправдывался он, — какое чудовище ты приказал мне закопать! Не успеешь закопать переднюю ногу, как задняя вылезает, только закопаешь заднюю ногу, как передняя уже торчит из земли.
Шакал и КабанНесколько дней спустя Шакал отправился к Кабану.
— Все твои собратья, — сказал он ему, — разгуливают на свободе, жуют желуди, роют клыками землю, добывая мучнистые клубни, а как наедятся до отвалу, забираются в свои логова и спят сколько хочется. А в это время ты, которого все хвалят за отвагу, служишь Льву циновкой. Ха-ха!
Кабан от этих слов пришел в дурное расположение духа и сердито захрюкал. Шакалу только того и надо было. Он тут же побежал ко Льву и стал ему нашептывать:
— Царь зверей, будь осторожен! Мне кажется, Кабан замыслил пустить в ход против тебя свои клыки!
— Как узнать, что Кабан готовится к нападению? — спросил Лев.
— Увидишь, что он хмурит брови, значит, вот-вот набросится, — ответил Шакал, хотя кому не известно, что Кабан по любому поводу хмурит брови.
После этого Шакал вернулся к Кабану и говорит:
— Будь осторожен, друг, царь зверей поклялся тебя убить!
— Как бы мне заранее узнать, что он готовится напасть на меня? — спросил Кабан.
— Увидишь, что у него усы подрагивают — будь настороже! — ответил Шакал. Но ведь каждый знает, что у Льва усы подрагивают всегда.
Вечером, когда все звери из свиты Льва собрались вокруг владыки, Лев присмотрелся к Кабану и заметил, что тот нахмурил брови, а Кабан, исподтишка наблюдая за Львом, тоже заметил, как подрагивают у царя зверей усы. Недолго думая, они набросились друг на друга — когти против клыков, рык против хрюканья. Шакал отпрыгнул в сторону и заверещал:
— Какое печальное зрелище! Какой злосчастный день! Давай, владыка Лев! Хозяин Кабан, давай!..
Ловким ударом Лев повалил Кабана и перебил ему хребет. Шакал тут же перегрыз ему горло, разорвал на четыре части, и они съели его в несколько присестов. Хитрюга радовался жизни, думая про себя: «Вот и настали прекрасные времена!»
Шакал и КороваНаступила очередь Коровы. Шакал и так и эдак науськивал ее против Льва, но миролюбивая Корова слушать его не желала.
— Лев кормит меня, — говорила она, — и я от всего сердца отдаю свое молоко Льву, который следит за порядком.
Тогда Шакал вернулся ко Льву и давай возводить напраслину на Корову. Лев отказался поверить его словам:
— Корове я доверяю как родной матери. И не пытайся поссорить нас.
Смущенный Шакал попритих. Однако через некоторое время он вновь явился ко Льву.
— Царь зверей, — начал он исподволь, — это правда, Корова послушна тебе, но разве может она тебя прокормить: ты не младенец, которого вскармливают молоком, да и неприлично царю зверей уподобляться полуголодному пастуху. Я-то сам, ладно, готов обойтись без мяса, но ты, как ты проживешь? Особенно теперь, когда все звери взбунтовались против тебя и разбежались, когда закон бессилен. Тебе надо охотиться. Иначе тебе не миновать смерти. Что же до меня лично, то меня вовсе не интересует мясо Коровы. Мне больше нужна ее кожа. Один мудрый старец сказал мне, что из коровьей кожи можно изготовить чудесную обувь. В такой обуви будто не идешь, а летишь над землей. И никакой зверь не убежит от тебя, а охота превратится в развлечение. Если ты хочешь внять моему совету, надо пожертвовать Коровой: ее мясо поможет тебе дождаться лучших времен, а из ее кожи я изготовлю тебе чудесную обувь.
И Лев согласился. Они убили Корову, мясо съели, а шкуру сохранили.Обувь, изготовленная ШакаломНаступило лето. Стояла изнуряющая жара. Шакал натер шкуру Коровы солью, затем пропитал маслом, развесил в тени, чтобы она равномерно просохла. И когда кожа была готова, он разрезал ее на полосы, выбрал из них два куска получше, вооружился иглой и ниткой. Обувь он подгонял прямо по лапам Льва, а чтоб она крепче держалась на ногах, пришивал кожу прямо к лапам царя зверей. Лев кричал, а Шакал приговаривал:
— Чем больней, тем обувка ладней.
На это занятие ушло все утро: один шил, другой кричал от боли, один рычал, другой приговаривал: «Чем сейчас больней, тем потом веселей».
Затем Шакал помог Льву добраться до небольшого холма и предложил ему лечь на спину.
— Подставь, — сказал он Льву, — все четыре лапы под солнце, башмаки должны как следует просохнуть.
Лев сделал, как велел Шакал, — пролежал под горячими лучами солнца до самого вечера. Ноги его распухли, а башмаки до того крепко «подогнались», что бедняга Лев не находил себе места от боли. Тем временем Шакал прохлаждался в тенечке, а с наступлением прохлады крикнул Льву:
— А теперь подпрыгни! Увидишь, что полетишь, как пташка в небе.
Лев прыгнул… и покатился по склону холма, на самое дно оврага. На нем места живого не было, однако он не разбился насмерть, как рассчитывал Шакал. Увидев, что его замысел не удался, Шакал проворно унес ноги. А Лев остался измученный и израненный на дне оврага.
Вечером пролетала стайка куропаток. Они увидели Льва, сжалились над ним.
— Поклянись, что не тронешь нас, — обратились они к владыке зверей, — и мы поможем тебе!
Лев поклялся, и куропатки, принося воду в клювиках, смачивали башмаки, пока те не размякли. Затем они вытащили нитки и разули Льва. Сгоряча Лев не удержался и схватил одну куропатку. К счастью, он был слишком слаб, и она выпорхнула живой из его пасти.
Израненный Лев потащился в свою пещеру. От чего он больше страдал — от ярости или от ран, неизвестно.
Месть ЛьваНесколько дней больной Лев пролежал в своей пещере. Его разбухшие ноги горели, а от нарывов началась сильная лихорадка. Громоподобно рычал он, вспоминая, как предатель Шакал надсмеялся над ним, царем зверей.Как только Льву полегчало и он смог ходить, он первым делом отправился на розыски Шакала, дабы ему отомстить. Лев обошел всю округу, но нигде не встретил Шакала.Прошло много времени, прежде чем Лев и Шакал однажды случайно столкнулись нос к носу в ущелье с крутыми каменными склонами. От страха Шакал едва не лишился сознания: вот она, его погибель, вот он, великий судья!Лев изготовился к прыжку и, словно сокол на мышь, ринулся вперед. Однако проворство Шакала от страха увеличилось вдвойне. Он увернулся от страшных Львиных когтей, сам уцелел, только хвоста лишился. В мгновение ока взлетел Шакал на вершину отвесной скалы и только там почувствовал себя в безопасности. Однако страх по-прежнему не покидал его, и он трепетал как лист на ветру.Лев разорвал в клочья хвост Шакала и крикнул:
— Предатель! Ты мне еще попадешься! Запомни мои слова и берегись! Пусть на сей раз тебе удалось вырваться от меня, но я оставил на тебе метку и безошибочно отличу из множества тебе подобных. Рано или поздно я тебя поймаю, сломаю хребет, съем твой мозг, выпью твою кровь!
И каждый пошел своей дорогой.
Волшебное фиговое деревоС того дня, как он остался без хвоста, Шакал не знал покоя. Страх не отпускал его ни днем ни ночью. Он понимал, сколь опасны угрозы Льва, и, не видя иного выхода, пошел за советом к древнему старцу. Тот выслушал его, обещал помочь и вручил росток фигового дерева. Шакал посадил росток в поле, и очень скоро выросло деревце, оно зазеленело, зацвело. Потом дерево принесло плоды, и еще задолго до того, как созрел урожай на других деревьях, начали осыпаться с волшебного дерева зрелые фиги.
Шакал созвал своих собратьев, которые удивились такому чуду, а затем, ссорясь и переругиваясь, набросились на нежные плоды.
— Вы недостойно ведете себя, братья! — остановил их Шакал.
Чтобы умерить их алчность и дать каждому возможность съесть свою долю, Шакал привязал собратьев веревкой за хвосты к стволу дерева, а потом потряс ствол, и фиги усыпали всю землю вокруг. Шакалы жадно ели, стоя на привязи, каждый на своем месте. Бесхвостый же забрался на соседний холм, чтобы якобы быть на страже. И вдруг он закричал во всю глотку:
— Собаки! Всадники! Они сюда несутся! Они уже близко!
Обезумевшие шакалы рванулись в разные стороны, а их хвосты так и остались привязанными к дереву. Шакал был счастлив. Его замысел удался! Теперь, когда все шакалы лишились хвостов, Лев не сможет его узнать.
Болезнь ЛьваПрошло некоторое время, и Лев, как всем показалось, успокоился, стал забывать о Шакале. Он больше не искал его и никого о нем не расспрашивал. На самом же деле Лев решил хитростью заманить Шакала в свою пещеру.
Лев притворился больным и немощным, будто вот-вот отдаст богу душу. Разнесся слух, что он просит всех зверей навестить его, чтобы перед смертью повидаться с ними и простить друг другу все обиды. Звери поверили и пришли. Один за другим входили они в пещеру, а Лев с каждым из них в одиночку расправился и съел. Никто не вышел оттуда живым и невредимым.
Явился и Шакал. Но прежде чем войти, он крикнул:
— Как ты себя чувствуешь, царь зверей?
Лев прислушался, узнал голос Шакала и принялся жалобно стонать, словно настал его смертный час.
— Войди, Шакал, поцелуемся в знак примирения, я умираю!
Однако хитреца Шакала не так-то просто обмануть.
— Мириться давай, но я спешу по своим делам и зайти не могу, — ответил он.
Уж как только Лев не заманивал Шакала, но тот не поддавался на уговоры.
— Я вижу только следы, ведущие в твою пещеру, но следов, ведущих наружу, я что-то не вижу, — ответил Шакал.
Лев не выдержал и взревел:
— Будь ты проклят, предатель! Пусть вина за убийство тех, кого ты предал, тяжким грузом ляжет на твою совесть! И знай, отныне мы враги, с сегодняшнего дня между мной и тобой, моим и твоим потомством вражда до конца света!
По сей день между львами и шакалами жива вражда. Когда ночью в деревне слышен вой одного или стаи шакалов, значит, нет поблизости льва. Когда же, напротив, царит тишина и шакалы молчат, значит, где-то поблизости бродит царь зверей, хозяин этого края.


Вот и сказке Сказки про шакала и льва конец, читай снова наш Ларец . Оценка: 2 0
Возможно вас заинтерисуют: сказки про Старцев

Отзывы

Читать также Африканские сказки: Ананси – старейший из живых существ
Антилопа Сеша и Лев
Бабузе
Бадхланьяна и людоед
Банго а Мусунго
Читать также Японские сказки: Акико
Барсук и волшебный веер
Барсук и лисёнок
Барсук и улитка
Большой праздник белой лисы
понравилась сказка?
0 2 Вверх